На главную страницу    
На главную страницу
На главную страницу На главную страницу World46 - цифровая фотография, креативы, тексты by Pashockz Powered by God of Axon-Neyron
 
  Фотографии
 
 

макросъемка

архитектура

животные

техника

люди

пейзажи

натюрморты

путешествия

ночное фото

эксперименты

 
Мои изображения и креатиффы

психоделия

креативы

космос и н/ф

 
Информация

мои тексты

создатель

работа

контакты

гостевая книга

 
Rambler's Top100
   
 

Странный день Сэма

лето 2002

«Отак от, миста, отак от!»
Кен Кизи,
“Полет над гнездом
кукушки”

 

«Боже, как же погано!», подумал Сэм, продрав глаза. Да, вчерашний буйно проведенный вечер, как бы ни хотелось обратного, давал о себе знать. «Надо бы похмелиться, что ли, на стрелку ехать, как-никак», решил Сэм, и, собрав все остатки своего самообладания, заставил себя встать с кровати. В холодильнике нашлась неоткупоренная бутылка “Туборга”, которую он, слегка повозившись с трудно поддававшейся зажигалке пробкой, прикончил за несколько длинных глотков. Похмелье немного отступило. Ладно, пора звонить корешам.

Сэм включил свою мобилу, набрал пин код и вызвал номер своего подельника.
— Санек! Это я, — сказал в трубку Сэм, — через двадцать минут подходи с Борей к моему подъезду.
— Без проблем, мэн, — ответил слегка запыхавшийся Санек и дал отбой.

«Что же он там делает в такую рань?» подумал Сэм и усмехнулся. Санек был известен среди братвы как человек, который мог бы потягаться в своей любви к противоположному полу с самим Казановой. Братва немного завидовала ему из-за этого, но к этой его слабости все относились, в целом, спокойно.

После этого короткого разговора Сэм отправился в ванную, умылся, и, насколько это было возможно, привел себя в порядок. Посмотрев после этих утренних процедур музыкальный канал, он начал собираться, как вдруг в голову ему пришла очередная мысль. Набрав снова номер Санька, Сэм сказал:
— Санек, надо бы эфедринчиком запастись, у тебя еще осталось?
— Для троих найду, — лаконично ответил Санек и положил трубку.
«Отлично, живем. Хоть на стрелу как нормальные люди поедем», решил Сэм, одевая джинсы и проверяя, все ли на месте.

Когда через пять минут Сэм вышел из подъезда, Боря и Санек уже ждали его, сидя в потрепанной бежевой шестерке. Сэм втиснулся на заднее сиденье, пожал обеим руки и спросил про эфедрин.
— Все в порядке, братан, рядом с тобой сумка лежит, возьми, мы с Борей уже приняли, да Боря? – сказал, ухмыльнувшись, Санек.
— Да, уже залились. Только странный какой-то пузырек был, вроде бы *****, да не такой, как обычно, — ответил с переднего сиденья Борис.
— Да ладно тебе, на халяву и уксус сладок, — парировал Саня, включая зажигание, — Пей, Сэм, и не дрейфь.
— Да мне то что, я не из брезгливых, — ответил Сэм, доставая из полиэтиленового пакета картонную коробочку с крупной надписью «*****. Микстура от кашля».
Сэм без труда справился с упаковкой, открыл пробку (здесь, правда, пришлось немного потрудиться, так как пробка сперва плохо поддавалась) и сделал три заветных глотка. Жидкость, действительно, отдавала чем-то нехарактерным для *****.
— Вот и отлично, Сэмми, как раз как приедем, так и торкнет, — сказал Боря и засмеялся.
Сем ничего не ответил и, достав сигарету «парламент», закурил.

Минут через двадцать Санек свернул с шоссе и машина оказалась в одном из типичных московских дворов.
— Ну вот и мы, держитесь, лохи, — весело сказал Саня, подруливая к нужному подъезду.

Действие эфедрина ощущалось уже всеми. Чувствовался прилив сил, бодрость и ощущение, которое алкоголики со стажем называют словосочетанием «море по колено». Санек припарковал машину и ребята, предвкушая разминку для мышц рук и ног, с радостным гиканием повыскакивали из предварительно открытых дверей. Когда наконец братва вошла в подъезд, Сэму пришла в голову трезвая мысль, что нужно поменьше орать и настроится на воинственный лад, все таки не на танцы едем-то, о чем он тут же предупредил своих подельников. Ребята согласились и напустили на себя серьезный, даже угрожающий, вид. «Вот так-то лучше», подумал Сэм, и компания продолжила свое восхождение на третий этаж.

— Давай, Боря, вскрывай, только не шуми особо, — сказал Сэм Боре, который славился среди братвы своей способностью к взламыванию разного рода замков и подобных хитрых средств, ограничивающих проникновение незванных личностей.
— Знаю, знаю, не гони, — тихо ответил Боря и достал бездонных карманов кожанки свой «набор медвежатника».
Санек на всякий случай налепил на дверной глазок свою жвачку, которую он жевал на протяжении всей дороги и встал слева от двери. Сэм встал справа, поднявшись на одну ступеньку лестницы.

Дело обещало быть легким. Уже давно хозяин квартиры, некий проштрафившийся барыга, которому братва решила дать последний шанс, никак не мог достать качественный незараженный героин, и Сэма с его друзьями направили выяснить, в чем дело. Само выяснение, по мнению бригадира сэмовской группировки, должно было заключаться в некотором членовредительстве и небольшом погроме хаты с одновременной постановкой неудачливого барыги на счетчик. Судя по данным, которыми располагал Сэм, барыга был человеком, боявшимся «крайних проявлений» и не имевшим никакой крыши, кроме той бригады, члены которой стояли в данный момент у его двери.

Через непродолжительный промежуток времени дверь щелкнула и Сэм, потеснив Борю, ринулся через открывшуюся ударом собственной ноги дверь в прихожую. Боря с Саньком последовали за ним. В корридоре никого не было и Сэм, увидев первую дверь, которая, очевидно вела в комнату, и засадив по ней ногой, рванулся в открывшийся проход. Неожиданно окружающее воздушное пространство потряс оглушительный хлопок. Сэм увидел, как человек, которым и был тот самый барыга, прячась за столом, навел пистолет, как показалось Сэму, ТТ, и сделал выстрел. Инстинктивно увернувшись, Сэм рванул к столу. «Кажется, не попал», это была единственная мысль, пришедшая ему в голову, когда он гигантскими скачками преодалевал расстояние между ним и спрятавшимся за столом барыгой. Тот попытался сделать еще один выстрел, но, судя по всему, в спусковом механизме пистолета что-то заклинило, и отбросив стол ногой в сторону Сэма, барыга с пистолетом в руке сиганул в открытую дверь на балкон.
— Не уйдешь, падла! — заорал Сэм, почти хватая барыгу за воротник рубашки своей рукой, — из под земли достанем гада!

Но, барыга, казалось даже не почувствовал столь близкого присутствия Сэма и, оказавшись на балконе, перепрыгнул через перила и изчез из поля зрения. Сэм с пеной у рта выбежал на балкон, продолжая сыпать проклятия, но было поздно. Барыга в нескольких метрах внизу уже поднимался на ноги и через несколько секунд уже бежал в сторону ближайших кустов.
— Упустили, гада! Ну ничего, мы этого козла еще достанем! Он у нас так просто не уйдет, лошара поганый! – орал Сэм.

Немного успокоившись, он развернулся и вошел с балкона в комнату. Когда, наконец, весь его праведный гнев сошел на нет, он увидел очень странную картину. Боря с Саньком, стоя с испуганными лицами почти на коленях, склонились над кем-то третьим, лежащим в луже крови в дверях комнаты. «Это еще кто такой?», подумал Сэм и спросил об этом ребят, но ребята, похоже, не обратили на его вопрос совершенно никакого внимания.
— Эй, аллё, братва! Вы чё, в натуре, я к вам обращаюсь? – выкрикнул Сэм с некоторой нервозностью в голосе, но и на этот раз, похоже, остался неуслышанным.

«Эфедрин заморочил», подумал Сэм и решил оставить братву в покое. «Ну охота им со жмуриком возиться – их дело, я лучше пока посмотрю, что у хозяина в заначке», решил он и повернулся в другую сторону комнаты, туда, где стоял книжный шкаф, в недрах которого, как полагал Сэм, барыга держал зелень и наркоту. Но тут же его посетила одна очень нехорошая мысль, которая подействовала крайне отрезвляюще. «Chingadda madre! Это ж мокруха, в натуре!!! Валить отсюда надо, докажи потом мусорам, что не ты убил». Сэм, почувствовав ни с чем не сравнимый страх быть застигнутым на месте преступления, повернулся к выходу и что есть мочи заорал:
— Валим, братва, подстава!!! – и тут же испугался своего голоса, а так же того, что сама братва, которой адресовался данный выкрик, уже куда-то свалила.

Сэм, еле живой от страха, направился к двери, ведущей в спасительный корридор, но, когда он подошел вплотную к распростертому в кровавой луже трупу, его чуть не хватил кондратий. Перед ним лежало его собственное тело… «Нет, черт возьми, одет он может быть так же, как и я, но со спины-то НЕ УЗНАЕШЬ!!!» начал паниковать Сэм, одновременно стараясь успокоить себя мыслью, что это галюцинация и всему виной выпитый недавно пузырек микстуры от кашля, которая, наверняка, была бракованной или имела просроченный срок годности. «Надо срочно валить на свежий воздух, иначе я сойду с ума» решил Сэм и даже не заметил, как оказался на улице, но почему-то на противоположной стороне дома. «Проклятье! Как же я здесь оказался?!! Может быть вышел через противоположную дверь подъезда?». Но в стене, находящейся позади Сэма, двери не было. Не было и открытого окна из которого, теоретически, он мог выпасть. «Господи, ну и морочит! Что ж там было, кислота что-ли? Черта с два я теперь ****** пить буду, особенно у Санька!» подумал Сэм, находясь все еще в состоянии крайнего нервного возбуждения. Но, пока он некоторое время разглядывал окна дома, из которого каким-то чудесным образом вышел, пришло успокоение. «Ладно, надо Боре позвонить», решил он и по привычке протянул руку к поясу, где обычно находился мобильный телефон, но телефона там не было. «Вот черт, он же, небось, на хате остался, вот заподло!» — эта мысль снова наполнила все существо Сэма ужасом. «А, с другой стороны, была ли хата? И где же, черт возьми, Боря с Саней?!! Нет, тут определенно фигня какая-то… Что ж делать?». Никогда еще Сэму не было так трудно от незнания того, какой шаг предпринять. Собравшись с мыслями, он все же решил обойти дом и снова войти в подъезд, расчитывая, что если дверь окажется закрытой, то можно принять, что ничего в действительности не происходило и списать все на непредвиденные галлюцинации, возникшие от употребления некачественного бронхолитина. Немного успокоившись во время обхода дома, Сэм зашел в подъезд и поднялся на третий этаж. Злосчастная дверь была открыта… Его вдруг посетила мысль, что он не увидел Саниной шестерки у подъезда. «Неужели бросили, гады!» в сердцах топнул ногой Сэм, «Я им это еще припомню!». Борясь с неким иррациональным страхом, Сэм перешагнул порог и то, что вдруг бросилось ему в глаза, было очень неприятно – его мобильный телефон лежал прямо рядом с трупом и весь чехол был испачкан кровью. Сэм понял, что этот человек сбил его телефон с пояса в тот момент, когда пуля, предназначавшаяся Сэму, попала в этого появившегося из ниоткуда незнакомца. Борясь с отвращением, он нагнулся чтобы поднять свой телефон, как вдруг с лестничной клетки послышались голоса и из-за двери, ведущей на нее, появилась чья-то голова с выпученными от удивления и страха глазами. Осыпая все и вся проклятиями, Сэм, не удосужившись поднять свою трубу, бросился в комнату и последовал примеру барыги, побежав на балкон и перепрыгнув через перила.

Посадка была на удивление мягкой и Сэм, без труда поднявшись, побежал дворами в сторону своего дома. Как ни странно, никто не обращал на него ни малейшего внимания. Когда, запыхавшись, он подошел к своему дому его посетила мысль, что домой идти может быть опасно, и он пошел в то, известное только ему и его подельникам место, которое использовалось на случай подобных неудач. Зайдя в лабиринт подвала одного из домов, в одной из комнат он увидел Санька и Борю, сидевших около старого письменного стола на двух матрасах и нервно куривших. Перед ними стояла початая бутылка водки, которую они, судя по всему, пили прямо из горлышка.
— Эй, братва, это я, – крикнул им Сэм с некоторым облегчением в голосе.
Но его подельники не обратили ни на него самого, ни на его возглас, никакого внимания. Вдруг до слуха Сэма донесся мрачный голос Сани, который говорил:
— Черт возьми, как же так его, а? Фраер голимый, где же он волыну-то достал?.. Бах, и нет Сэмми, черт возьми, что ж с нами-то теперь будет, а?
— У меня в голове не укладывается… Только недавно совсем подружились, и вот на тебе… — отвечал убитым голосом Боря, — Черт! Черт! Черт!!! Что ж делать-то?..
— Эй, братва, вы чего? – спросил Сэм, — совсем охренели? Вы кого поминать-то собрались, в натуре?...
— Ладно, Боря, давай еще накинем, помянем братка, — сказал Санек, поднося бутылку водки ко рту, — пусть земля тебе будет пухом, Сэм!
— Аминь! – сказал Боря, принимая из рук Санька бутылку и делая глоток.
— Да вы че, в натуре, прикалываетесь?!! – озверело спросил Сэм – совсем уж умом тронулись, при живом поминки устраиваете, я вам щас покажу, фраера!..

С этими словами Сэм подскочил к Боре, который был ближе, и двинул тому по морде. Но почему-то рука прошла сквозь Борино лицо, да так, что последний, судя по всему, ничего не почувствовал. Сэм пытался ударить его снова и снова, потом переключился на Санька, но те, по какой-то непонятной причине продолжали сидеть, поминать в разговорах Сэма, нервно курить и пить водку. Когда раж сошел на нет, Сэму стало по-настоящему страшно, да так, как никогда еще не было в его недолгой жизни. “Господи, неужели я умер…” подумал он и в тот же миг кто-то дотронулся до его левого плеча. Почти сходя с ума от страха, Сэм повернулся и увидел, как какая-то фигура в черной накидке, стоя слева от него, касается его плеча своей сухой жилистой рукой. Но самое ужасное было в том, что там, где под накидкой должно быть лицо, была лишь темная мгла. И в тот же миг перед Сэмом промелькнула с огромной скоростью вся его жизнь со всеми ее хорошими и плохими моментами и только тогда он понял, что по-настоящему умер, умер в первый и последний раз, навсегда и безвозвратно.

       
       
 

[назад на страницу тексты]